О НЕНАВИСТИ С ЛЮБОВЬЮ

0

О НЕНАВИСТИ С ЛЮБОВЬЮ. Беседа с Тихоном Арконовым

 

Стук в дверь.

— Кто там?

— Я.

— К-хм… А тогда – кто здесь?

 Однажды мы заговорили про Библию. Ее составляют, как это всем хорошо известно, заветы Ветхий и Новый. Арконов не вполне почтительно высказался на тему Ветхого. (Не буду приводить конкретные выражения учителя. Весьма энергичные и информационно ёмкие – они едва ли имеют непосредственное отношение к теме данной беседы.) Зато настойчиво рекомендовал мне обзавестись полезной привычкой: читать и перечитывать завет Новый.

— А для чего перечитывать? – уточнил я.

— Затем, что это текст – настоящий.

— ?

— Когда человеком читается НАСТОЯЩИЙ текст первый раз – читающий всего только… окидывает взглядом его просторные горизонты. Оглядывает его дали смысла. Не видя частностей. Не замечая деталей…

— А дьявол, как это говорится, «сидит в деталях»?

— Ну… — Тихон усмехнулся, – В данном случае было бы уместней сказать, что в деталях засели ангелы. Ты согласен?

Когда я изобразил своею физиономией знак согласия, учитель продолжил:

— Однако и дух лукавый, ты прав, здесь тоже весьма причем! Знал бы ты, сколько возникало и возникает недоразумений в результате того, что просматривают Евангелие по верхам – не вдаваясь в детали! Подчас уже и самая наша вера, переиначенная поверхностностью, выглядит каким-то недоразумением, недо-чувствованием…

— О чем ты?

— А вот, хотя бы… давай откроем Евангелие от Матфея, главу десятую, стих тридцать седьмой. «Кто не возлюбил Меня более отца своего и матери своей – стать не может учеником Моим. И кто не возлюбил Меня более сына своего и дочери своей – стать не может учеником Моим» … Как ты думаешь – о чем это?

— Ну… – я даже пожал плечами, — здесь, вроде бы, сразу же все понятно: вере надлежит быть столь пламенной, чтобы не отвлекали от нее всяческие семейные обстоятельства… чтобы…

— Постой-постой! Ничего тебе не понятно. Вот – она и пропущена сейчас тобою, маленькая деталь. Маленькая, но очень, очень существенная. Ты вообще ведь склонен, Димитрий, игнорировать маленькие детали. Такой уж у тебя гороскоп. Неаспектированная по-настоящему Прозерпина. И в Деве – почти что пусто…

— Я помню, Тихон. Стараюсь компенсировать это волевым направлением внимания на детали. Что именно я упустил в данном случае?

— То самое, что ускользает обыкновенно от внимания людей круга внешнего. Ленясь вдаваться в подробности, они почти что все поголовно спотыкаются на этих словах. Спасибо, что в отличие от большинства из них у тебя еще хватило ума (и сердца) не похулить Господа! У половины же верхоглядов, прочетших стих из Матфея, Бог сразу делается чем-то вроде врага уклада семейного. Вон – католические священники даже себе вменили в обязанность целибат. Семью им не положено иметь.

Я поежился.

— Странные какие у них словечки. Цель… Так ли у них, учитель, на самом деле благочестивы цели?

— Не отвлекайся… Здесь главное понимать (и православные священники это поняли): Христос никогда и ни в какой мере не был противником семейного уклада. В этом же Евангелие от Матфея, спустя пять глав, Он речет: «Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать есть достойный смерти». А еще четыре главы спустя: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так». Что же до того стиха, какой мы рассматриваем, то Иисус просто… констатирует некий духовный факт.

— И какой же?

— А тот, который оттенен еще ярче в Евангелии от Лукослава. (Как правило, Арконов именовал святого евангелиста Луку его полным славянским именем). У него в главе 14 стих 26 гласит: «Если кто, увидев Меня, не возненавидит отца и матери, братьев и сестер, жены и детей, а также и саму жизнь свою – не сможет быть учеником Моим». Как ты думаешь, почему так сказано?

Я примолк.

— Подсказываю. Слово «ненавидеть» не обладало в те времена таким жестоким зарядом энергии страстей тьмы, который приучило его нести в последние века человечество. Будут у тебя какие-либо соображения?

— Возможно, что Спаситель имел в виду: возненавидь ЭТУ жизнь свою.

— Точно. Жизнь ЭТА напоминает сон. Любое из воплощений – сон. За исключением одного единственного. То есть – за исключением воплощения Иисуса. Сие великое Воплощенье подобно бодрствованию. Ты можешь Его увидеть, если перестаешь спать. От этой жизни можно проснуться не только лишь путем смерти. Когда ты долго молчишь и слушаешь, например, море… или когда твой взор полностью поглощен пляскою языков костра… или прикован сияющей сердцевиною язычка пламени свечи… или когда ты лежишь совершенно без всякого движения и перестаешь чувствовать свое тело – то есть: перестаешь чувствовать это воплощение свое, эту жизнь (а значит и вообще на какое-то время вырвался из пленения чередой бесконечных рождений-смертей-рождений)… Тогда… ты можешь ощутить вдруг, внезапно – Кто ты на самом деле. И вот, после этого этот Кто – он делается ближе тебе, чем отец и мать, дочь и сын, а также и чем ты сам, какой ты есть здесь. (Однако в этот момент, когда на лице твоем возникает непроизвольно улыбка пробужденного – с нею изображают Будду, – самое слово «ты» так и хочется взять в кавычки!) Увидев этого Кто, ты можешь, действительно, «возненавидеть» родственников и ближних (не говоря уж о дальних) и самого себя. То есть: возжелать не на фоне их видеть этого Кто. Потому что и это Я твое, и другие земные воплощения Я – то есть твои родные, ближние, дальние – все это есть лишь цепь снов, на фоне которых может теряться Он. А ты, единожды увидав Его наяву, хотел бы и дальше видеть.

Невольно представляя все то, о чем говорил учитель, я… я просто молчал.

— Ты понял, — наконец спросил он, о чем в Евангелиях от Матфея и Лукослава ДЕЙСТВИТЕЛЬНО говорит Учитель?

— Да. Я надеюсь.

Позднее мне довелось прочитать в книге Брихадараньяка Упанишада: «Поистине, не ради супруга дорог супруг, но ради Атмана дорог супруг… Поистине, не ради сыновей дороги сыновья, но ради Атмана дороги сыновья… Поистине, не ради миров дороги миры, но ради Атмана дороги миры. Поистине, не ради богов дороги боги, но ради Атмана дороги боги. Поистине, не ради существ дороги существа, но ради Атмана дороги существа. Поистине, не ради всего дорого все, но ради Атмана дорого все. Поистине, [лишь] Атмана следует видеть, следует слышать, о нем следует думать, следует размышлять…»

А еще поздней довелось прочесть в книге иеромонаха Романа:

 А вера без Любви – одни слова.
Любовь отчасти – маловера губит.
Кто любит что-то, кроме Божества,
Тот на словах и верует, и любит.
 
Речь не о том, чтоб ненавидеть всех –
Да не поймет никто глагол убого!
Как Божье не любить? Но велий грех,
Когда творенье заслоняет Бога.

  ___________________________

© Дмитрий Логинов, 2012

© Институт богословия РСТ СВА,  2012.  Все права защищены. При копировании и републикации статьи активная ссылка на первоисточник обязательна.

Понравилась статья? Расскажи друзьям

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Captcha= *

ещё наши проекты

Содержание

открыть все | закрыть все
Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  

Подписаться на рассылку

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту:

Вход / регистрация

Captcha= *