ПОДВОДНЫЕ КАМНИ КРЕЩАЛЬНОГО ДНЕПРА

3

Подводные камни крещального Днепра, Крущение Руси. худ. Михаил Шарков

© Кирилл Фатьянов, ПОДВОДНЫЕ КАМНИ КРЕЩАЛЬНОГО ДНЕПРА (Полностью текст читайте в книге «Семь крещений Руси«)

Слово  «боги»  не считалось вплоть до XIV века на Руси в устах христианина чем-то неподобающим. Помнили: святые отцы всех веков именуют в своих писаниях Бога Единого и Богом  богов, в числе прочих славных имен Его. Ведь это определение  исключает противопоставление богов –  Богу.
Более того, св. Иустин Философ Сихемский, Афинагор Александрийский, св. Феофил Антиохийский, св. Василий Великий рассматривали неискаженную ведическую Традицию как предчувствие Евангелия. Это глубинное понимание времен раннего христианства не иссякало и многие века после.

Так, греческий святой Григорий Палама, живший за полтысячелетия после князя Владимира, учил о «божественно­сти низшей»  [υφειμευη θεοτηξ]  и «высшей» [υπερειμενη]. Причем, вместо выражения  υφειμευη  θεοτηξ  Палама иногда использовал просто множественное число –   «божества». Учение этого святого безоговорочно признается православной Церковью  (но отрицается католической). Из этого вполне очевидно, что тенденцию противопоставления Бога и богов насаждали силы, стремившиеся  намеренно отвратить от истины.

Эта же рука чувствуется и в переиначивании задним числом истории. Внимательное знакомство с текстами сохранившихся древних летописей выявляет такие противоречия, которые нельзя объяснить иначе, как только позднейшими вставками и подчистками. Взять, хотя бы, пресловутое  «поругание идолов», которое, якобы, учинил Владимир непосредственно перед крещением киевлян в Днепре.

Что говорят об этом дошедшие до нас хроники –  Повесть временных лет, Лаврентьевский список  1377 г.? Вот интересующее нас место в современной редакции  («Повести древней Руси», Лениздат,  1983г.):  «[Владимир]  повелел опрокинуть идолы –  одних изрубить, а других сжечь. Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил двенадцать мужей колотить его жезлами».

Вроде бы, картина совершенно явного поругания. Но взглянем на этот текст, как он воспроизведен в исконной редакции:  «…повеле кумиры испроверщи, овы  исещи, а  другия  огневи  предати. Перуна же повеле привязати коневи к  хвосту и влещи с горы по Боричеву на Ручай, 12 мужа пристави тети жезлем». В примечании сказано:  «Все добавленные или исправленные слова выделяются курсивом. Пропущенные слова  (в основном  [?]  это слова, ошибочно повторенные писцом)  не оговариваются». Итак, курсив –  это  «добавленное или исправленное». Заметим также: древне слово  «тети»  переведено  «колотить», хотя вообще-то,  «колотить»  имеет в древнеславянском хотя бы какое-нибудь соответствие лишь со словом  «тати», да и то,  «тати»  означает  убивать,  резать,  разбойничать. Т.е. 12 мужей должны были по приказу князя резать  (убивать)  деревянного идола деревянными жезлами? Представить себе такое довольно трудно. Но в этом на самом деле и необходимости нет. Лучше вспомним: древнее  «тети»  имеет значение вполне точное: почитать как отца и мать, оказывать почести.  (Потому:  тятя –  папа, отец;  тётя –  сестра матери;  тесть –  отец жены.)  Почести же такие вполне уместны применительно к изображениям богов: славяне почитали божества предками своими по крови.

Далее, в современной редакции зачем-то добавлено словечко  «взвоз», отсутствующее в оригинале. Вообще-то имеется в виду явно Боричев холм, где располагалось капище Рода  (гиперборейское его имя –  Бора).

Что же остается в итоге, за вычетом курсива и неверного перевода? Летопись констатирует: деревянные изображения богов были извлечены из земли, провезены по Боричеву холму  (или провезен только один Перун, считавшийся на Руси всегда покровителем княжеской власти и боевой силы княжьей дружины  [ибо  кмети –  дружинники –  наследовали  Сынам  Грома Гипербореи] )  и, сопровождаемые почетным эскортом волхвов  (жезл –  отличительный знак волхва), доставлены к Ручью.

Что сохранила Северная Традиция об этом событии? Известно следующее. При извлечении изображений богов состоялся рыцарский турнир и был возжен священный огонь. Изображения были на колеснице провезены пред капищем Рода  (почитаемого не только лишь как Исток, Родник, но также и как Порог, Великий Предел). Далее они были крещены в Днепре, куда доставлены через Родник  (Ручай)  и сопровождены эскортом волхвов вплоть до самых Порогов  (символически –  до Великого Предела).

Вот интересно –  если бы Владимиру действительно взбрело изничтожать и посрамлять богов, глумиться над ними, то как бы это он так  «мудро»  избрал в качестве орудия поругания те же самые воды Днепра, которые на следующий день послужили орудием приобщения к Христианской вере?

Могут возразить на это:  «Крещение деревянного идола –  невидаль! Такого просто не могло быть». Ответим: такое было и не только в нашей земле; более того, такое регулярно и до сих пор происходит. В Индии на новый год устанавливают идола на приречном холме, а через небольшое время  (соответствующее нашему от Рождества до Крещения)  извлекают это деревянное изображение и бросают в реку. Причем идол этот –  не кто иной как бог Индра  (по-русски:  Индрик –  Козерог –  Знак, под которым празднуется Крещение), тысячелетиями почитаемый в Индии едва ли даже не больше всех остальных богов. Что это –  систематическое поругание?

Периодическое предание деревянного изображения почитаемого бога водной или огневой стихии –  это, вообще, очень древний ведический обычай. Помимо прочего, он призван привлекать внимание верующего к тому, что Изображаемое выше и долговечнее череды своих конкретных священных изображений, ибо его природа коренится не в свойствах посюстороннего материала, но, в конечном счете, в Природе Бога Единого. Этим пониманием ведизм и отличается от язычества. Когда на Русской земле задолго еще до Владимира выбирали место, где на реке стать городу, по этой реке пускали деревянное изображение бога  (чаще всего Перуна –  покровителя аристократии, так как обыкновенно город начинали с  детинца –  крепости-кремля для князя и его дружины)  и начинали строительство, где его прибьет к берегу.  «Где бог изберет».

Вот что повествует  Киевский  Синопсис о том деревянном изображении Перуна, которое князь Владимир пустил плыть по Днепру. Прибрежные жители, видя его плывущим, кричали:  «Выдыбай!», то есть выплывай. И бог действительно выплыл, и это место посчитали настолько святым, что там был сооружен  Выдубицкий  Михайловский Монастырь. Если бы, как это представляют сейчас, его соорудили затем, чтобы забылось событие, прославившее это место, слово  «выдыбай»  никак уж не попало бы в официальное название монастыря.

Благочестивый ведический канон о священных изображениях дожил и до наших дней. Вот что говорит об обычае старообрядцев писатель  Владимир  Солоухин в документальном романе  «Чаша», который был им написан перед самой кончиной:  «Иконы, пришедшие в негодность, староверы уничтожают двумя способами: либо пускают по воде, по реке, либо –  в огонь». …Вот вам и  «поругание»  идолов, якобы очевидное из древнего текста, загримированного различным  «добавленным и исправленным» !

Возникает вопрос, почему же специалисты-историки всегда  «добавляют и исправляют»  так, что в итоге складывается гипнотически устойчивое впечатление  противопоставленности разных ступеней одной Традиции? Мы не собираемся приписывать кому-либо предвзятость или недобросовестность. Причина в другом. Сами  «списки»   (т.е. копии летописей, последовательно снимаемые с целью размножения и сохранения информации)  начиная уже с XII века  содержат вставки в  оригинальный  текст. Информационную войну изобрели не сегодня. Достаточно переиначить несколько слов в ряде ключевых документов, и этим будет заложен фундамент духовной розни, которая обязательно приведет, в итоге, к смутам и ослаблению государства. Такую вставку мы видим сразу же после приведенного выше фрагмента Лаврентьевского списка.  «Велик Ты, Господи, и чудны дела Твои! Вчера еще был чтим людьми, а сегодня поругаем». По смыслу и стилю эти фразы никак не вписываются в хронику. Это –  не что иное, как цитата из проповеди о Страстях Христовых! Очень хорошо продуманный прием. Благочестивый, вроде бы, приписанный фрагмент не вызовет подозрения в неподлинности у христиан. Прямо ничего не сказано, а между тем действия Владимира в результате присутствия вслед за описанием этих фраз прочно ассоциируются именно с поруганием. Поэтому далее постепенно уже само собой будет  «добавлено или исправлено»  все,  «недостающее»  в этом смысле.

Примеров подобных вставок, действие которых чем-то напоминает современное нейролингвистическое программирование, можно привести и еще немало. Информационная диверсия велась по всем правилам, последствия ходов продумывались далеко вперед. Желавшие ослабления Руси достигли, чего хотели. Разные ступени единого Посвящения оказались противопоставлены, как враждебные. Это повело к духовному ослаблению государства, и оно не могло не сказаться в том, что наша земля подпала под владычество Золотой Орды почти на три долгих века.

Этого тяжелого времени произвола кочевников оказалось вполне достаточно, чтобы в огне пожаров и под развалинами разрушаемых и разграбляемых храмов погибло большинство рукописей, хранивших древнее Знание о двенадцати  «первоисточаемых Силах»  как о двенадцати энергиях Триединого Божества. Никто теперь не исчислит эти потери.[1] Но, уж наверное, они превосходят намного те, которые нанесла человечеству гибель в огне древних свитков Александрийской библиотеки.

Некоторые исторические свидетельства истинного соотношения учений о Троице и о Двенадцати сохранились, однако, и вне Традиции. Это не рукописные документы, а рукотворные стены храмов, которые иногда легче оказывается разрушить до основания, чем изменить оформление их и ансамбль, организовав таким образом позднейшие  «подчистки и вставки». Стены знаменитого Дмитриевского собора Владимира покрывает, как это хорошо известно,  «насквозь языческая»  каменная резьба. Васильевские врата Софийского собора Новгорода Великого имеют на себе ясное изображение ведического бога Китовраса –  крылатого кентавра, и надписано его имя. И наконец, купола наиболее древних храмов того же града Владимира имеют примечательнейшую роспись: христианский Бог-Троица в окружении двенадцати  «языческих»  богов, причем имя каждого подписано четко под изображением его. Как это неопровержимое доказательство нераздельности ступеней одного Посвящения могло пережить информационную войну, о которой мы говорим? Наверное, только благодаря тому, что изничтожавшим такие свидетельства принципиальным прагматикам  (а таковы все, ведущие подобные войны), не свойственно обращать взоры вверх…

 


[1] Метко замечает писатель Юрий Поляков: “Известно: когда молодые племена завоевывают многоопытный народ, они первым делом уничтожают его летописи, чтобы стать с ним вровень и не мучиться чужими воспоминаниями.” (Интервью газете “Северо-Западная”, №14, 1999.)

3 Комментария

  1. Великолепная выдержка из книги Кирилла Фатьянова «Предание о Гиперборее» — если и не перечеркивающая (для прагматиков) сфальсифицированную «научную» точку зрения на Крещение Руси, то заставляющая крепко задуматься о действительном историческом событии величайшей важности. Так будем же и мы, современные христиане, почитающие Традицию и Бога Единого — ТЕТИ и Богов наших — Его Прибогов или Двенадцать творящих энергий!

    • Совершенно согласна с тобой, Тамис. Из песни слова не выбросишь. Вера наша православная (Правь славили) есть в Триединого Всевышнего и Его двенадцать творящих энергий (по слову святого Григория Паламы). Что касаемо прагматиков… Если человек не желает видеть, он не будет видеть даже очевидное. Поэтому не доказываем, а показываем. Имеющий глаза видеть — видит.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

ещё наши проекты

календарь публикаций

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30